Долговременные и кратковременные коммуникации.

Коммуникации

Кратковременные коммуникации.

Первый тип коммуникаций – это кратковременные сообщения. Их назначение состоит в решении «сиюминутных» задач. К ним относятся такие случаи, как оперативное распространение вестей о катастрофах посредством радио и телевидения, решение тактических задач во время войны и многое другое. Если в городе происходит некое событие, например, крупная авария, то властям города необходимо оповестить об этом как можно быстрее как можно большую часть населения. При этом необходимо не просто уведомить людей, но направить их действия в нужное русло, дабы обеспечить безопасность и должное исполнение обязанностей различных структур. То есть, грубо говоря, обеспечить координацию действий. Та же ситуация с войсками во время войны. Для этого существуют специализированные, закрытые каналы передачи информации, но это уже скорее технический аспект работы служб гражданской обороны.

Другая, более прозаичная форма использования кратковременных коммуникаций – это освещение различных событий посредством СМИ. Современное общество требует информации. Причем, зачастую, совершенно неактуальной, не несущей жизненно необходимой ценности для этого самого общества. Если пронаблюдать тенденцию выпусков новостей любых медиа-компаний, то можно заметить что часть «эфирного времени» выделена под совершенно ничего не значащие для обывателей факты. Например, рассказы о том, как где-то в японском зоопарке родилась панда, или на далеких берегах Каймановых островов разбился рыболовный баркас. Но общество потребляет эту информацию, потребляет так же, как абсолютно пустые и не несущие никакого просвещения бульварные романы и дешевые детективы. Информационному обществу требуется информация как таковая. Если современного человека отрезать от нескончаемого потока данных, приходящих к нему отовсюду, то он не просто испытает дискомфорт – его привычная картина мира будет нарушена и сознание начнет работать по-другому. Предоставлением этого потока и занимаются кратковременные коммуникативные каналы.
Стоит также отметить, что некоторые кратковременные коммуникации служат иногда большим целям, чем кажется. Несмотря на свою якобы бессмысленность, они работают как форма долговременных коммуникаций. Например, присутствие президента страны на концерте известной группы, спортивном матче или другом культурном событии на первый взгляд кажется обычном житейским фактом. Получающий эту новость человек может подумать: «Ну а почему бы Президенту не посетить концерт этой группы? Хорошая же группа. Мне нравится, ну и ему, видимо, тоже». И вот в этот момент активируется именно долговременная коммуникация. Создается образ Президента, близкого к народу, образ того, что он – не мифическая фигура, а обычный живой человек, что ему нравятся такие же вещи, как и всем остальным.

Долговременные коммуникации.

Долговременные коммуникативные каналы представляют собой нечто совсем иное. Их цель – влияние на сознание общества, его изменение в нужную сторону. Они задают обществу те нормы поведения и морали, которые необходимы для его развития, они же сохраняют и передают знания и ту информацию, которая понадобится потомкам. Вообще, можно сказать, что долговременные сообщения направлены на будущее или даже прошлое, но не на настоящее. Они призваны вносить изменения в общество, а изменения эти редко когда происходят именно после получения самого сообщения. В связи с этим, у долговременных сообщений есть свой принцип распространения.
Создатель любой формы долговременных коммуникаций (ДК) рассчитывает на то, что его слова пройдут через поколения, через множество людей с разными особенностями сознания, с различным менталитетом. И при этом автор рассчитывает также на донесение информации именно в том виде, в котором он ее породил. Это логично, ибо в процессе вольного изменения, трактовки с легкостью теряется исходная мысль автора.
Общество, создающее свои ДК, старается оградить их от внешних факторов влияния, от потери изначального смысла при трактовках. ДК – это стандартизация данных, в первую очередь.
Вот очень простой и всем известный пример. Каждая цивилизация всегда стремилась сохранить свою целостность, правители всегда желали донести законы государства до каждого члена общества именно в том виде, в котором они были написаны, и исключить отклонения от основной сути. Любые интерпретации законов, их вольная трактовка и прочее губительно для государства, т.к. подрывает целостность и основы иерархии управления. Никто не будет спорить, что ситуация «Ты нарушил закон! – Нет, не нарушил, ибо я трактовал его иначе, а в моей трактовке мои действия не есть нарушение» является неправильной. Так же обстоит дело и с передачей знаний. Искажения информации зачастую делают совершенно бесполезными, если даже не опасными, любые сообщения. Именно поэтому человечество изобрело письменность. Устные каналы передачи способны очень сильно исказить первичное сообщение. Письменность, в значительной мере, позволяет этого избежать.
Следующим шагом в сохранении первоначальной сути ДК стало создание сакральной информации. Не стоит считать, что сакральная информация относится только к религии, хотя возникла она именно оттуда. Церковники, как никто другой, понимали, что их власть держится именно на правильной, с их точки зрения, трактовке сообщений. Религиозное влияние в первую очередь базируется на шаблонности мышления людей. Для этого религиозной власти было необходимо создать и привить всей своей пастве одинаковые шаблоны. Для этого и был введен принцип сакральной информации. Вольная трактовка религиозных текстов всегда жестоко каралась, но, помимо этого, народу также все время указывалось на истинность именно этого, конкретного текста и ложность всех других.  Для этого использовались все те же шаблоны. Например, обвинения в ереси в христианской религии, которые в первую очередь подчеркивали, что отклонения от канонов церкви уводит людей к Дьяволу, а люди, намеренно искажающие сакральные тексты, служат Дьяволу и хотят причинить зло всем слугам Господа. В итоге мы можем увидеть ту самую мысль, которую выдвигал Эллюль, – привитие шаблона без детального разбора самой логической цепочки внутри него: «Искажение текста Библии идет от Дьявола (синоним всего самого худшего)». Дальнейшим развитием «концепции сакральности» текста стали научные знания. Хотя они и потеряли свою «сакральность» с религиозной или законодательной точки зрения, люди пришли к выводу, что изменение научных знаний, например конкретных чертежей или формул, чревато просто-напросто их потерей, а это очевидное зло для цивилизации в целом. Но и это было далеко не последним действием, направленным на сохранение первоначальной сути ДК.
Следующие шаги делает уже скорее технический прогресс, нежели мораль самих людей. В 1455 году Иоганн Гуттенберг выпускает первую печатную книгу, созданную на изобретенном им книгопечатном станке. И, как ни странно, этой книгой становится Библия. И хотя первой изданной Гуттенбергом книгой была «Граматика», Библия стала первой его крупной работой, получившей массовое распространение. Не знаю, насколько фанатично верующим был немецкий изобретатель, но все же он выбрал именно Библию. На мой взгляд, нельзя сказать, что это просто случайность. Гуттенберг печатал первую книгу два года (с 1453 по 1455 годы), этот факт говорит, что процесс был не простой, и отнюдь не был направлен на ускорение процесса «издания» книг. Известно, что в Европе до изобретения книгопечатания книги тиражировались вручную. За редким исключением этой работой занимались монахи в скрипториях. Если даже скорость написания текста монахами была и меньше, чем у станка Гуттенберга, они делали это большими группами и в итоге выдавали гораздо больше готовой продукции. Но печатный станок позволил в значительной степени сократить влияние писца на текст. Писец, естественно, совершал ошибки в написании, к тому же переписчики часто пользовались полями книг для внесения своих личных заметок. Так, например, на полях  латинской рукописи Псалтыря IX в. можно встретить совершенно прозаические и неуместные комментарии, оставленные переписчиком: «Сегодня холодно», «Это естественно, сейчас зима», «Свет тусклый», «Пора немного поработать».
Должен заметить, что книгопечатание на самом деле было изобретено намного раньше. В Древнем Китае еще при династии Тян, примерно в 618-907 годах, использовалось механические системы размножения книг, ксилография, и хотя технологически этот способ и отличается от ныне существующего книгопечатания, но суть не изменилась. В эту тему я не углубляюсь по причине того, что китайская культура слишком далека от привычной мне европейской, и из-за этого сложно судить о том, что происходило тогда.

Ради этих же целей, то есть сохранения изначальных сообщений ДК, совершенствовался и сам язык. В период раннего Средневековья в Европе хоть и были знаки препинания, но встречались они редко. А еще раньше писцы в основном писали все слова слитно, лишь иногда разграничивая пробелами предложения. Конечно, иногда это приводило к возможности двоякой трактовки информации. Например, фраза на английском языке, где все слова написаны слитно, «Godisnowhere» можно прочесть как «God is nowhere» – «Бога нигде нет», так и «God is now here» – «Бог сейчас здесь». Два этих прочтения имеют кардинально разный смысл.
В современном информационном обществе сакральность сообщений принимает иную форму.  На передний план все больше выдвигается именно автор сообщения, а не само сообщение. Государства создают законы, которые призваны сохранять изначальный вид информации, а так же ее автора. Использование информации, принадлежащей другому человеку, сейчас зачастую незаконно. Использовать ее можно только с согласия автора и, часто, предоставляя ему денежное вознаграждение. Как таковая, сакральность самой информации теряется за ее материальной принадлежностью конкретному индивиду. 
История наглядно демонстрирует нам, что человечество всегда уделяло развитию коммуникаций очень большое внимание. Рассмотрев основные моменты их развития, я предлагаю взглянуть на то, как они применяются в реальной жизни. Ниже я приведу несколько исторических примеров взаимодействия разных типов коммуникаций и тех эффектов, которые они оказывают.
В некоторых ситуациях долгосрочные коммуникации используются совместно с кратковременными. Это видно в примере с Президентом, посещающим культурное мероприятие. Кратковременная новость настраивает людей на нужный правительству лад, создает символический образ Президента как «своего парня». Собственно, именно символизм некоторых кратковременных коммуникаций и работает как долговременное сообщение. То есть в данном случае само сообщение не имеет особой важности, важен зашифрованный в нем контекст. Такие сообщения создаются именно с целью культивации в индивидууме «правильных» с точки зрения общества шаблонов. Для этого есть много разных способов, применяемых в разных обществах.
Во времена становления СССР бытовало такое выражение как «Битва за урожай». Советские пропагандисты сделали из обыденного события – уборки урожая – символический образ. Они соотнесли труд колхозников с «трудом» солдат на войне, уповая на еще живущий революционный дух граждан. В виду того, что на тот момент СССР недавно пережил большевистскую революцию, в которой пострадало множество людей, а экономика страны была крайне слаба, но в простом гражданине жил дух «великого дела», люди увидели в своих занятиях не только рутину, весьма тяжелую, но некие героические подвиги. Используя символы героизма в повседневных событиях, пропаганда создавала новый образ мышления населения.
Для слаборазвитых обществ или для аграрных государств уборка урожая есть очень важный момент в связи с зависимостью экономики от этого процесса. Советское общество и руководство это, несомненно, знало. Этим и пользовалась пропагандистская машина. В своей работе она использовала знаки и символы, которые вызывали у граждан усиление чувства значимости урожая. Из соотнесения факта значимости сельского хозяйства с военным чувством «героизма» и вырос образ «пахаря-героя». Кроме того, к этому добавлялись и другие образы – коллектив, страх голода (в 1921-1922 гг. в СССР был зафиксирован первый массовый случай голода среди населения) и прочее. Те же механизмы работали и в других сферах пропаганды послевоенного периода. «Битва за урожай»  это всего лишь наиболее запомнившийся слоган тех времен, но правильнее было бы сказать, что основной темой пропаганды тех лет была «битва за все подряд». Хорошим примером этого является стахановское движение.
Симаков И. В                            Шульпин И. С
Автор Симаков И. В., 1921 г.                        Автор Шульпин И. С., 1928 г.
Долговременные коммуникации, влияющие на общество косвенно (имеются в виду не точные данные, которые необходимо сохранить, такие как научные знания, законы, культурное наследие, исторические хроники), всегда должны основываться на символизме. Они проникают в подсознание целевой аудитории и откладываются там до тех пор, пока некие внешние факторы не пробудят их и не выведут на первый план. Когда правительство страны чувствует угрозу со стороны другой страны, оно начинает создавать сообщения, цель которых – возникновение в народе настроений, направленных против потенциальных врагов. Если конфликт интересов двух государств перерастает из дипломатического в военный, то население страны с гораздо большей охотой поддержит действия правительства, которое позаботилось о создании правильного образа «врага». В большинстве своем простому обывателю все равно, кто конкретно стоит у власти, если эта власть не налагает на него слишком тяжелых обязательств. Такой пассивный член общества вряд ли будет хорошим бойцом. Скорее всего, в нем взыграет инстинкт самосохранения и он откажется воевать, даже если на самом деле любит свою страну. Но если при этом он будет уверен, что новая власть, которая может появиться при поражении его страны в войне, будет гораздо хуже имеющейся, то у него уже не будет выбора. Будет работать тот же инстинкт, только в другой форме, это скорее, потребность в уверенности в завтрашнем дне. Человек уже будет бояться не самого факта возможности потери своей жизни, а того, что жить ему станет очень плохо, если он не предпримет неких действий. Созданием активного члена социума, фактически манипуляцией с человеческими инстинктами, направляющими индивида в нужное государству русло, занимается пропаганда. Прекрасная иллюстрация этого явления – агитационные плакаты тоталитарных режимов, таких как СССР или нацистская Германия, они в первую очередь порождают в человеке страх перед неким врагом и показывают превосходство «нашего» над «их».
Der Bolschewismusкрестьянин раб

        Довоенные немецкие плакаты и плакат, предшествующий вторжению СССР в Польшу в 1939 году.

Также важен момент самоидентификации как индивида в обществе, так и всего общества в целом. Общество должно быть единым, а единство невозможно без понимания того, чем ты являешься. Простых исторических хроник государства не достаточно. Даже самая славная история страны не сможет вдохновить отдельного человека, если он не будет чувствовать свою связь с этими событиями. Связь эта порождается посредством опять-таки символизма и мифов. Библейский миф о Давиде и Голиафе описывает, как еврейский юноша сразил матерого воина-великана. Евреи всегда были маленьким народом, на протяжении всей истории Израиля его окружали враги, не раз его захватывали крупные государства, такие как Древнеегипетская империя. Так что было бы несколько нелепо, если бы в данном мифе Давид ни в чем не уступал Голиафу и победил бы его в непосредственном состязании силы и воинского искусства. Вместо этого маленький Давид, олицетворяющий маленький же Израиль, одолел сильнейшего из филистимлян, используя одну лишь веру в Бога. «Если Господь прежде спасал меня ото льва и медведя, то спасет и теперь от этого филистимлянина», –

 таковы были слова Давида, перед тем как он вышел на поле боя (см. «1-я Книга Царств»: гл. 16-31). Этот символ указывал евреям на то, что несмотря на угрозу со стороны более сильных народов, они все объединены верой в Бога и Бог же их защищает.

В Древней Греции, взглянув на мифы о Геракле, можно наблюдать несколько иную картину. Изначально разрозненный в культурном плане народ, жители Эллады постоянно воевали друг с другом. Геракл же, в той или иной мере, совмещает в себе различные аспекты народностей, населявших древнюю Грецию. Кроме того, в мифе Геракл проходит ряд социальных слоев – он и воин, и царь, и охотник, и мореплаватель, и сумасшедший. В конце мифа Геракл занимает место на Олимпе рядом с остальными богами. Тем самым каждый грек мог сопоставлять свою жизнь с жизнью великого героя. Македонские цари, самые известные из которых были Филипп II Македонский, фактически объединивший Грецию в одно государство, и его сын Александр Великий, называли себя потомками Геракла. Я не сомневаюсь, что эта легенда была создана именно для придания македонским царям образа «царей всей Греции», единого царя для единого народа, образа общего героя, каким был «народный герой» Геракл. «Если ты действительно есть достойный потомок Геракла, то сделай все это, и тогда все будут обязаны тебе величайшей благодарностью: греки — за те благодеяния, которые ты им окажешь, а македоняне — за то, что ты будешь над ними законным государем, а не самодержцем. Весь же остальной род человеческий – за то, что ты освободишь эллинов от варварского деспотизма, после чего всех людей осчастливишь эллинской культурой…» — Из письма древнегреческого философа  Исократа царю Филиппу II Македонскому.
Давид и Голиаф                        Геракл убивает Лернейскую гидр

        «Давид и Голиаф», гравюра Гюстава Доре, 17 век.        «Геракл убивает Лернейскую гидру», 15 век.

     В современном мире мы можем наблюдать практически те же закономерности. И хотя сейчас созданием «мифов» занимаются СМИ, они действуют по тому же принципу. Создают и раскручивают образ некоего объединяющего людей персонажа. Тип героя, которого выбирают СМИ, зависит от идеологии страны и ситуации на данный момент. Даже если автор якобы старается уйти от идеологии, то в любом случае выходит так, что созданная им история, так или иначе, перекликается с идеологией окружающего общества. Если герой художественного произведения, скажем, солдат, то его действия читающий такую книгу обыватель будет сопоставлять с клише армии, бытующим в обществе. Образы героев, борющихся с неким злом, будь то враги на войне, преступники или кто-нибудь еще, в любом случае сопоставляются читателями с образами реально существующих людей и профессий. А значит, потенциально влияют на массовое восприятие этих самых людей в том ключе, как это подает автор произведения.

Читать предыдущую часть: Информационная война. Введение
Читать продолжение: Информационные каналы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *