Информационная война — введение в суть

Каждый день мы просыпаемся и включаем телевизор, компьютер, открываем газету. Лезем в интернет на сайты новостей, читаем френдленты в соцсетях. По пути на работу наблюдаем множество баннеров, которые призывают нас к чему-либо. Мы читаем книги и смотрим фильмы, в которых выдуманные герои совершают свои героические, или вполне обыденные поступки. В общении с друзьями и коллегами передаем свежие новости о личной жизни других людей или обсуждаем события в далеких странах, о которых узнали из других источников. Каждый день мы получаем, обрабатываем и создаем огромное количество информации. Современный человек плавает в море информации, сам о том не подозревая. Все общество построено на системах распространения и получения информации. Но мало кто задумывается об этом, о ее роли в нашей жизни. Из выпусков новостей все знают, что в далекой стране с труднопроизносимым названием идет кровавая война. Но мало кто знает о том, что война идет и вокруг него, даже в совершенно мирном государстве. Она идет не на улице, без стрельбы и смертей. Она идет на экранах мониторов и телевизоров, на страницах газет и книг. Это другая война. Непривычная. Неизвестная. Информационная.

Информационная война – это наиболее современный, эффективный и, так сказать, бескровный способ воздействия на врага. Она началась уже очень давно, и все мы с вами принимаем в ней участие. Принимали и наши родители, и примут дети с внуками. Лично мне кажется, что эта война никогда не кончится, как бы ни пошло развитие человеческой цивилизации.

Информационная война началась тогда, когда на смену сугубо вербальным средствам связи пришли такие вещи, как книги и печатные издания. Хотя даже раньше. Ее начали еще проповедники, которые несли слова своих богов в далекие уголки мира. Они уже тогда поняли, что склонять других к своей «правде» можно не только огнем и мечом, а еще и словом. А слово – это и есть информация. Но в те стародавние времена все, конечно же, было иначе, хотя суть с тех пор не менялась кардинально, шло лишь развитие технологии.

Но вот именно в тот момент, когда старые каналы передачи информации ушли на задний план по сравнению с новыми достижениями цивилизации, тогда информационная война и стала принимать те самые формы, в каких ее можно наблюдать сейчас.

В далеком 1922 году, где-то в США, некто по имени Уолтер Липпман придумал концепцию стереотипного мышления народомасс. Мысль его весьма проста и описывается тремя основными тезисами [1]:

  • Человек ограничен по своей природе, он не может узнать все, что происходит в мире, так как окружающая среда слишком сложна, обширна и изменчива.

  • В силу ограниченности своих познаний человек сначала представляет себе некое событие, потом соотносит свое представление с тем, что может видеть и, исходя из этого сравнения, принимает решения.

  • Получая новые знания, человек систематизирует их, сводя к неким общим критериям и категориям. В большинстве своем эти категории, стереотипы, ложны и основываются на слабом знании общей картины мира.

Именно эти тезисы и легли в основу всей западной, а впоследствии и нашей теории информационной войны и контроля.

В дальнейшем француз Жак Эллюль несколько доработал концепцию Липпмана. В своих работах, таких как «Политическая иллюзия» в 1965 году и ряде других, он еще более развил тему стереотипов. Эллюль заявил, что человек, который не имеет представления о неком явлении и не ставит перед собой цель изучить конкретно это явление, склонен лишь поверхностно ознакомиться с ярлыками и шаблонами, которые навесили на это явление другие члены его общества. Например, человеку, не интересующемуся биологией, вполне достаточно, для себя самого, знать, что это наука о животных. [2] Ту же схему Эллюль применил и к морали и логическим схемам. Вот отличный пример: ребенку достаточно привить шаблон «хорошо/плохо», и если он захочет засунуть руку в огонь, достаточно сказать: это плохо. Ребенок не узнает всей логической цепочки, объясняющей, почему это плохо, пока не засунет руку в огонь. Но и тогда он ее не узнает, он лишь получит подтверждение слов учителя. Эллюль также отметил, что количество составляющих логической цепочки внутри шаблона в итоге никак на нее не влияет. То есть, если в шаблоне с огнем будут присутствовать элементы «огонь горячий, горячее обжигает, ожог – это больно, а больно – это плохо», то результат будет совершенно таким же: засовывать руку в огонь – плохо. Но для прихода к результату через логическую цепочку, в отличие от шаблона, требуется гораздо больше времени и энергии как для изучающего явление, так и для его учителя. Так что гораздо проще и эффективней использовать ярлыки и шаблоны. По итогам этого размышления француз заявил, что тем, кто хочет управлять умами людей, необходимо опираться именно на их ярлыки, предрассудки, стереотипы.

Еще одним человеком, который оказал огромное влияние на теорию информационной войны, был доктор Геббельс, рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Третьего рейха. Именно он так активно пользовался системой манипуляции шаблонами народа, что по праву заслужил звание величайшего лжеца всех времен. Именно он придумал немецкое «чудо-оружие» (Wunderwaffe, вундерваффе, «вундервафля» как современный интернет-мем). Суть этого «изобретения» была проста – ложь. Геббельс постоянно рассказывал в германских СМИ об очередном потрясающем достижении германского военпрома, которое в скором времени сметет с лица земли всех врагов Рейха. И это отлично работало, результат налицо. Правда, до поры до времени. Но это уже другая история. Несмотря на это, Геббельс в своих личных записях говорил весьма конкретно о целях и методах своей работы:

«Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней», «Диктатору не нужно следовать за волей большинства. Однако он должен быть в состоянии использовать волю народа», «Мы добиваемся не правды, а эффекта», «Пропаганда утрачивает силу, как только становится явной», «Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм».

По сути, эти цитаты даже не требуют комментариев.

Размышления всех этих «специалистов» вполне логичны и обоснованы. Издревле известно, что именно тот, кто владеет умами народа, владеет этим народом. Любое несогласие народа с политикой властей происходит в первую очередь из размышлений этих людей. Размышление есть ересь. Направляя размышление масс в нужное властям русло, можно не только добиться огромного снижения несогласия с действиями, но и даже увеличить эффективность работы госаппарата. Система управления, построенная на прямом угнетении населения, обречена распасться, нужен лишь значимый толчок. Система, основанная на морали и убеждениях, будет держаться гораздо дольше. Это аксиома.

Итак, если есть механизм, то его кто-то использует. Кто и как?

Ответ очень прост. Конечно же, это те, кто стоят у власти. Так или иначе. Основная социологическая парадигма индустриального мира – это марксистская парадигма. В ней общество делится на классы, и правящий буржуазный класс осуществляет контроль над управляемым пролетариатом. Хотя в конце 20-го века классовая система Маркса и перестала считаться единственно верной, она работала долгое время, и ее влияние сильно ощущается и поныне. Во времена, когда перед элитой и народом стояло больше морально-этических преград (например, религия, престолонаследование и т.п.), все было проще. Контролировать несогласных можно было простой системой отгораживания – их можно было истребить, а информацию, созданную ими, уничтожить. Инквизиция в христианской культуре – прекрасное тому доказательство. Но развитие технологий, в первую очередь информационных, значительно усложнило этот процесс. Сейчас власти уже не могут позволить себе просто устранять неугодных личностей, не навлекая на себя гнев народа. И дело тут именно в изменившихся информационных каналах. Теперь выходит, что устранить источник неугодной информации становится крайне проблематично, а значит надо бороться не с ним самим, а именно с создаваемой им информацией. В 60-е годы 20-го века в СССР получило распространение движение диссидентства, в котором борцы с тоталитарным строем не шли на открытую конфронтацию с властями, а апеллировали к законам и морали советского общества, склоняя народ к несогласию с политикой правительства.

Значит, основные участники информационной войны – это люди, имеющие доступ к широким информационным каналам? Политики, ученые, писатели, журналисты? И да, и нет. Участвуют в ней все. Но на разных уровнях. Как и в любой армии, в «информационной армии» есть свои генералы, командующие  частями, отделениями, полевые командиры и простые бойцы. Но если в обыденной для человечества физической войне роль каждого солдата в целом ясна, и понятно, кто какие функции выполняет, то в войне за умы все гораздо сложнее. С первого взгляда крайне сложно определить, кто перед тобой: генерал инфоармии или простой солдат. И это является одним из основных элементов защиты этой армии от тех, за кого она борется. От простых обывателей. А умение распознать роли и «звания» является крайне важным навыком как для бойцов инфоармии, так и для того человека, который хочет защититься от воздействия этих структур. Мы не можем контролировать потоки информации, которые текут в нашем обществе: информация, как и любой ресурс, принадлежит власти. Каждый день мы смотрим, слушаем и читаем то, что для нас создают СМИ. Но есть ряд возможностей избежать этого и выйти «за рамки», понять, что есть истина, а что лишь очередной маневр на информационном поле боя. Именно на вопрос «как это сделать» я и постараюсь найти ответы.

 

Итак. Для понимания того, как происходят процессы информационного влияния на общество, необходимо знать ряд основных концепций распространения информации в обществе. Любая информация – это сообщение, созданное автором и посланное конечному пользователю. Цель автора – донести свое сообщение и вызвать у получателя определенную реакцию. Для этого цивилизация создала множество различных способов, методов коммуникаций, как технических, так и «духовных». Сперва я разберу основные концепции распространения информации, дабы дальше было понятно, о чем конкретно идет речь. Первая из таких концепций – это разделение всех коммуникационных сообщений на два типа, долговременных и кратковременных, направленные на решение разных коммуникативных задач.

Читать продолжение: Информационные коммуникации

 

  1. Липпман, Уолтер. Общественное мнение/Пер. с англ. Т.В. Барчуновои Редакторы перевода К.А. Левинсон, К.В. Петренко. — М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. — 384 с. ISBN 5-93947-016-5
  2. Жак Эллюль. Политическая иллюзия. Издание 2003 год. ISBN5 8188-0051-2

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code